"Свадьба

СВАДЬБА

Каждый раз, перечитывая «Тихий Дон» М.А. Шолохова, обязательно обнаружишь что-то новое, ранее казалось бы тобою не читанное.

Так случилось и на этот раз. Я с увлечением перечитывал то место в романе, где рассказывалось о женитьбе Григория Мелехова на Наталье:

«В коршуновском курене предсвадебная суета. Невесте наспех дошивали кое-что из белья. Наталья вечера просиживала, вывязывая жениху традиционный шарф из козьего дымчатого пуха и пуховые перчатки.

Мать ее Лукинична гнулась до потёмок над швейной машиной — помогала портнихе, взятой из станицы…».

Неожиданно чтение было прервано телефонным звонком. В трубке послышался голос председателя исполкома Меркуловского сельского Совета А.Ф. Ступакова:

- Свадьба у нас завтра, комсомольская, настоящая. Поезжание на лошадях, со всеми старинными обычаями – приезжай.

Решение созрело быстро. А что если сравнить свадьбу Григория Мелехова, которая была едва ли не шестьдесят лет тому назад, с этой, современной свадьбой, что будет завтра?

Наутро за мной приехал совхозный шофёр Петя Суковатов, заядлый друг жениха, его сосед, у которого также две недели тому назад была сыграна свадьба. По пути в Меркуловский он рассказал мне, что жених, Иван Турилин, шофёр в совхозе, а невеста, Валя Говоркова, – швея местной мастерской райбыткомбината.

- Иван окончил школу, работал в совхозе, - продолжал свой рассказ о друге Петя, - потом служил в армии. Вернулся. Сейчас снова за баранкой.

- А невеста?

- Невеста очень хорошая девушка. Доброй будет женой.

- Куда завернём – к жениху или невесте?

- Давай к жениху.

Мы подъехали к большому дому с резными ставнями. Во дворе было много людей. Нас встретил коренастый, смуглолицый, невысокого роста парень.

- Турилин Иван, - представился он. – Прошу в дом.

Жених не успел снять рабочую одежду.

- Не спешишь? – пошутил я.

- До свадьбы два часа, а мне и пяти минут хватит, чтобы снарядиться, - в тон мне ответил он.

В доме всё было готово, чтобы принять невесту и гостей. В трёх больших комнатах стояли накрытые столы. Мать и отец жениха неторопливо раскладывали салфетки, вилки, ножи. Две женщины рядом в маленькой комнатке готовили рюмки и стаканы.

Сестрёнка жениха, Таня, ходила за братом:

- Да одевайся же ты, не топчись…

Жених, видимо, решил уступить Тане, прошёл в комнату, взял костюм.

- Давай пришью бант, - предложила Таня.

Через несколько минут Иван был готов. В тёмном строгом костюме он выглядел молодо и статно.

Минут через двадцать были у невесты. Она только что надела свой свадебный наряд. И тем не менее около неё хлопотало несколько женщин. Одна что-то пришивала, две другие надевали фату. Тут же, рядом, стоял небольшой стол с закуской и водкой, приготовленный для встречи сватов.

Начала торжества ждали в обеих семьях.

Ждали молодых и в сельском Совете, где должна была состояться торжественная церемония регистрации брака. Посредине убранной комнаты стол, на нём необходимые для регистрации документы. Напротив – на красном полотне красовался герб РСФСР. Ровно в одиннадцать часов гости на пяти санях подкатили к дому невесты. С шумом, гиканьем въехала свадебная кавалькада во двор. Надрывались в переборах баяны. Несколько парней с ходу соскочили с саней, вмиг образовали круг и стали лихо отплясывать.

А тем временем сваты с женихом отправились в дом. Но, такой уж обычай, - двери оказались запертыми. Сваты долго вели переговоры и, наконец, дверь открыта. Жениха подвели к столу, за которым сидела невеста с подружками. Начался традиционный торг. Помните у Шолохова:

«Наталью, уже одетую в подвенечное платье и фату, стерегли за столом. Маришка в вытянутой руке держала скалку, Грипка задорно трясла посевкой.

Запотевший, хмельной от водки Петро с поклоном поднёс им в рюмке по полтиннику. Сваха мигнула Маришке, та — по столу скалкой:

— Мало! Не продадим невесту!..

Еще раз поднёс Петро позванивающую в рюмке щепоть серебряной мелочи.

— Не отдадим! — лютовали сёстры, толкая локтями потупившуюся Наталью.

  • Чего уж там! И так плочено-переплочено.

— Уступайте, девки, — приказал Мирон Григорьевич…»

Был торг и на нашей свадьбе. Коренной сват вытащил горсть серебряной мелочи, высыпал на стол девчатам и с ходу спросил:

- Ну что, девочки, хватит вам на конфеты?

Девчата поторговались чуть-чуть, потом пришли к согласию с «покупателями».

Пора было торопиться в сельсовет. Из дома молодые и сваты выходили цепочкой – каждый держался за носовой платочек. Сели в сани, и свадебный кортеж покатил по хутору. А любопытные повалили к Совету. Там молодых уже ждали А.Ф. Ступаков, его ассистент А.М. Кочетова с лентами через плечо и заведующая бюро ЗАГСа А.Е. Болдырева.

А свадьба тем временем мчалась по хутору. Наконец, санки с женихом и невестой подкатили к Совету, молодые медленно поднялись по ступенькам, вошли в комнату, где должен был состояться торжественный акт.

- По поручению исполкома Меркуловского сельского Совета, - торжественно произносит Анна Емельяновна Болдырева, - нам, депутатам, поручено зарегистрировать брак Турилина Ивана Николаевича – жениха и Говорковой Валентины Фёдоровны – невесты.

Молодые волнуются, это видно по их лицам.

- Перед актом торжественного бракосочетания мы должны знать, является ли ваш брак взаимным и по любви. Ваш, Валя?

- Да, по любви, - тихо ответила Валентина.

- Ваш, Ваня?

- Да, - коротко ответил Иван.

Брак объявляется зарегистрированным.

- Прошу молодых обменяться кольцами. – А.Ф. Ступаков бережно, на подушечке подносит два золотых колечка. Жених и невеста несколько раз передают их друг другу. Любопытные пытаются пробраться в комнату, где и так яблоку негде упасть.

Затем с напутственными словами к молодым обращаются секретарь комитета комсомола совхоза «Меркуловский» Юрий Крамсков, заведующая мастерской быткомбината А.В. Бесхлебнова, шофёр Д.Н. Лучинкин.

Жениху и невесте вручают подарки – от дирекции и рабочкома совхоза, от коллектива быткомбината…

Звенят бокалы с шампанским, звучат тосты за молодых – чтоб были здоровы, жили дружно и счастливо.

Церемония окончена. Молодые выходят во двор, садятся в сани. Свадебная процессия отправляется в путь. Растянул меха гармонист. В такт гармошке полилась казачья песня. Теперь – домой, к жениху. Но путь туда оказался не простым. Только кони свернули в проулок – и дорогу им перегородили бревном несколько дюжих молодцов: раскошеливайся свашка, угощай парней. А свашка тут как тут. Откуда-то достала рюмки, наливает, подносит озорникам: пейте на здоровье, славьте молодых.

Вот и женихов дом. Но свадьба прокатила мимо. Вышел отец на крыльцо, собрался встречать молодых, постоял, да так ни с чем и ушёл.

Какая-то старушка бросила вслед ему притворно:

- Видать, не наша свадьба – мимо проехали.

- Приедут, - суховато ответил отец.

Наконец, сани подкатывают к воротам, въезжают во двор. Сваты и свашки выводят из саней молодых и цепочкой направляются к крыльцу. Там их встречают отец и мать жениха с хлебом-солью, по традиции осыпают хмелем. А во дворе – круг. Спорит с баянами гармошка, гости лихо отплясывают…

Сваты просят разрешения войти в дом. Молодых усаживают за столом, на «первом» месте, чтобы видны они были всем гостям. Напротив них стоят две бутылки с шампанским. Рядом лежат перевязанные ленточкой ложки. По донской традиции в первый день жених и невеста не будут ни есть, ни пить.

Неторопливо входят гости, степенно рассаживаются за столы. Но никто не прикасается ни к еде, ни к питью. Ждут главных сватов родителей, близких невесты.

- Сейчас прибудут, - поясняет мой сосед, - поехали за ними. Привезут – и начнётся!...

Наконец, вот они – долгожданные сваты. Хозяева дома радушно встречают их, усаживают за столы.

Обращаю внимание на то, что многие из присутствующих не присаживаются к столам. В чём дело? Сосед внёс ясность:

- Сегодня наша сторона принимает гостей. Для них – всё, а мы – сбоку припёка. А вот завтра мы в гости двинемся…

Оказывается, этим женихова родня демонстрирует по старинному обычаю своё гостеприимство.

Свадебное торжество было в разгаре, когда я распрощался с хозяевами. Отец, совершенно трезвый, с откровенным недовольствием заметил:

- Побыли бы ещё немного, а то неловко получается. Народ у нас собрался хороший – и поработать, и погулять любит. Посидели бы…

Уже во дворе вспомнилось шолоховское:

«…кто-то… всыпал за голенище сапога горсть пшена: для того, чтобы не сделалось чего с женихом с дурного глаза».

Ничего подобного не было на этой свадьбе. Видно, мало кто верит, что в наше время может что-то случиться с женихом или невестой «с дурного глаза».

А. Реунов

Фото автора.

х. Меркуловский.

«Советский Дон» от 6 марта 1971 г.

 

 



28.12.2017 mutilina57 1
Добавил: mutilina57 Дата: (28.12.2017 18:01)
+0-
Статья А. Реунова. 1971 г. (Материал)
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



mutilina57geubokovevgeniy_mogirkomissmiroshkashmatovasvetlana1987belmirsalimsasagennadinikonovLinuxsoidМеркуловская_СОШ